Философский клуб Симпозион

Самарская областная универсальная
научная библиотека
приглашает на лекции и беседы
по философии и культуре!

Досуг – это не только диван, ТВ и экран монитора. Досуг – это время для встреч с интересными людьми и яркими мыслями, время для познания нового, неизведанного, глубокого.

Наша цель: расширить ваши возможности.

Наша визитная карточка: профессионализм, содержательность, актуальность поднимаемых вопросов, доступность, оригинальность тем и способов изложения, разумная ценовая политика.

Наша миссия: наведение мостов между гуманитарным академическим сообществом и образованным классом Самары

 

Философская школа «Симпозион»
в Самарской областной универсальной научной библиотеке!

Занятия будут проходить в Самарской областной универсальной научной библиотеке в апреле и мае 2016 года
по средам, в 18.00, по адресу: проспект Ленина, 14 А, ауд. № 204 (многофункциональный зал), 2 этаж.

Вход свободный!

Научный руководитель школы «Симпозион» - доктор философских наук, проф. С. А. Лишаев (Самарская гуманитарная академия)

Цель работы философской школы: создание возможностей для общения с профессионалами, с людьми, которые пишут книги по философии и другим гуманитарным наукам, читают лекции, проводят семинары в ведущих самарских вузах. Мы уверены, что философия, теория культуры, искусствоведение могут говорить на понятном любому образованному человеку языке на интересные и актуальные для современного человека темы.

План работы на октябрь-ноябрь 2018 года

Лекционный цикл «Философия войны» (31 сентября, 7, 14 октября)

Занятия проводит канд. ист. наук, доцент каф. философии Самарского государственного технического университета Степанов Иван Викторович

Аннотация

Тема лекционного цикла: «Философия войны» (31 октября, 7, 14 ноября)

Лекция 1. Концепт «война» в европейской философии и военной теории (31 октября)

Исследование природы войны являлось одной из наиболее актуальных проблем культуры вероятно с тех самых пор, как человек начал учиться отделять ситуацию военных действий от ситуации мирного существования, что, однако, так и не привело к реализации проекта «вечного мира». Вооруженные конфликты остаются одним из важнейших видов культурной деятельности и в наше время. Многие ведущие державы (США, Великобритания, Россия) оказываются участниками локальных войн, количество которых постоянно возрастает. Более того, военная риторика постепенно проникла в обыденный язык настолько, что приучила нас отождествлять столкновения любого уровня со словом «война», будь то бытовой спор, экономическая конкуренция, выбор способов и материала подачи информации в СМИ. Так что сегодня отношение обывателя «цивилизованного севера планеты» к войне отличается ярко выраженной двойственностью: с одной стороны физическая война, выставляя с особой отчетливостью значимость главной антропологической оппозиции «жизнь-смерть», пугает людей, которые от такой войны отгораживаются, представляя ее как нечто далекое и даже нереальное; с другой стороны современный человек легко оперирует различными «военно-стратегическими» словосочетаниями в рамках повседневного общения.
Сформировалась ли такая ситуация без или даже вопреки влиянию философской и военно-теоретической традиций? В ходе лекции мы, опираясь на методологию «позднего» Витгенштейна попытаемся ответить на этот вопрос, выявив способы работы философов и военных теоретиков с концептом «война».

Лекция 2. Война и политика (7 ноября)

«Война, есть продолжение политики иными средствами» или «Политика, есть продолжение войны иными средствами»? Этот заочный спор между давно почившим Клаузевицем и не так давно ушедшими Фуко и Делёзом приобрел актуальность не только и не столько потому, что стал спором между военным теоретиком и философами. Этот спор превратился в борьбу и взаимопроникновение двух концептов, каждый из которых стремиться поглотить не только конкурента, но и все поле концептуальных значений, связанных с любыми формами противодействия. В основе борьбы лежат принципы универсализации и символомании, распространяющиеся как на теоретическую, так и на практическую сферы деятельности. Особой проблемой остается проблема символизации истории преимущественно, а зачастую и исключительно в военно-политическом контексте.
В ходе лекции мы попытаемся показать, что для решения проблемы соотнесения военного и политического не столь актуально, располагается ли для нас социальный порядок «внутри» войны или «над» ней. Намного важнее ответить на вопрос: «Когда заканчивается стратегия политики и начинается стратегия физического вооруженного конфликта?

Лекция 3. Война и техника (14 ноября)

«Разумеется, технический уровень обладает собственным значением, причем в наше время гораздо большим, чем в историческом прошлом, когда различия в технических возможностях были обычно невелики. Сегодня последние модели реактивных истребителей, танков или подводных лодок могут несравненно существеннее превзойти своих не столь современных предшественников, чем это было в случае незначительных качественных различий между двумя хорошими мечами или удобными щитами», – отмечал Эдвард Люттвак в 1987 году. Если в военно-теоретических и философских концепциях, выдвинутых в предыдущие эпохи, техническому аспекту уделялось меньшее внимание, чем моральному и организационному факторам, то с середины XX столетия ситуация кардинально меняется. Появляются технократические модели, которые ставят технический прогресс во главу угла. В некоторых из них техника перестает рассматриваться лишь как инструмент в руках человека: не оружие является приложением к солдату, а солдат приложением к оружию. Все чаще используется следующий прием – поместить технику в контекст медиасферы, а войны в контекст техники.
В ходе лекции, рассматривая основные технократические и медиальные концепции, мы попытаемся показать, что любое информационное противостояние следует дифференцировать по шкале «военное/мирное» и «осознанное и целенаправленное/неосознанное и случайное».    

 

Ждем Вас на наших встречах!